Хорошо забытое старое

«Новое – это хорошо забытое старое». Эту пословицу вспомнил, когда читал брошюру «Первая российская Сергиевская школа трезвости», изданную в 1911 году Государственной типографией в Санкт-Петербурге. Едва ли не на каждой страничке – перекличка фактов тех лет и сегодняшних дней: и наши предшественники начала ХХ века, и добровольцы Саратовской региональной общественной организации трезвости и здоровья использовали и применяют одни и те же методы для продвижения своих идей в массы.

Первая российская Сергиевская школа трезвости была создана близ Петербурга в 1905 году иеромонахом Павлом Горшковым. Школа – не государственное учреждение, а то, что ныне именуется некоммерческой организацией, хотя попечители у Совета Общества «Первая российская Сергиевская школа трезвости» были такие, которым может позавидовать любая общественная организация – почётными членами общества пожелали выступить министр финансов Российской империи Владимир Николаевич Коковцев, главноуправляющий земледелием и землеустройством страны Александр Васильевич Кривошеин, депутат Госдумы зернопромышленник Михаил Дмитриевич Челышев, бывший саратовский губернатор Михаил Николаевич Галкин-Врасский и многие другие небедные люди. Само Общество трезвости, при ком и создали Школу трезвости, «желая оказать помощь человеку в деле спасения, устраивает духовно-нравственные беседы и раздаёт трезвенникам и детям книги религиозно-нравственного содержания» с тем, чтобы они несли правду об алкоголе людям. Автор брошюры сетовал, что в 1910 году таких лекций оказалось мало – всего несколько бесед с охватом 3075 человек, поскольку помешала эпидемия кори, затем и скарлатины (перекличка через век: и сегодня барьером между «учителями трезвости» и массами встали коронавирусные ограничения).

Несмотря на наличие богатых попечителей, воспитанники школы трезвости стремились сами себя обеспечивать и ещё помогать другим. При школе действовали мастерские: переплётная, сапожная и слесарная, «в них производились работы как для самой школы, так и принимались заказы и со стороны, хотя последних сравнительно меньше, так как много времени уделялось на обучение учеников школы ремеслу».

Хорошо забытое старое

Школа трезвости – это жилой двухэтажный дом и надворные постройки, подсобное хозяйство («в настоящее время организованы нижеследующие отрасли: пчеловодство, плодовый сад, цветоводство, огородничество, птицеводство и молочное хозяйство»), своей земли стало не хватать, и взяли в аренду у местных крестьян 2848 квадратных сажен. Плодовый сад площадью 73, 5 квадратных сажен «вмешает в себя несколько сортов яблонь, вишнёвых деревьев, слив, кусты малины, смородины и крыжовника».

Плоды из сада и огорода ели сами и поставляли в бесплатную столовую, открытую для бедных детей и взрослых окрестных деревень. Одной капусты летом 1910 года дети вырастили сто пудов на вскопанных грядах на склонах оврага, взятого в аренду у крестьян (поливали гряды из пруда, выкопанного самими на дне оврага). За свою капусту школяры получили серебряную медаль от Императорского Общества Огородничества и Плодоводства, представив кочаны на выставку в Михайловском манеже Санкт-Петербурга.

Но главный труд воспитанников школы – за партами. Собственно, школу и организовали для подготовки учителей… трезвости! В брошюре – отчёте за 1910 год – упоминаются имена и фамилии семнадцати подростков, окончивших курс в том году (девять девушек и восемь парней). А всего «за истекший учебный год в Школе обучалось 104 человека, из них 60 девочек и 44 мальчика». Автор брошюры так сформулировал цели и задачи Школы: «воспитать из детей «апостолов трезвости», которые, будучи стойкими и твёрдыми, разойдясь по деревням и сёлам России, могли бы проповедовать трезвость в народе. Кроме того цель Школы создавать нашей родине достойных и полезных сынов её, а для этого необходимо, чтобы подготовка их к жизни была бы в надёжных руках, а не оставлять их на попечение родителей, подверженных пороку пьянства».

Хотя обучение в школе велось по программе одноклассной церковно-приходской школы, но вместо трёх лет занятия шли четыре года, с добавлением новых предметов – церковной истории, русской истории и географии. «Не уклоняясь от программы, – замечает автор, – учение о трезвости входит во все предметы школьного обучения. Кроме того введён самостоятельный курс учения о трезвости. Детям на основании химических реакций показываются вред от алкоголя, его разрушительное действие на организм (вспоминаются опыты с белком яйца, залитым спиртом, проводимые добровольцами Саратовского общества трезвости и здоровья на уроках трезвости в школах – В.В.) и показываются модели человеческих органов, изменённых под влиянием отравления, употребления вина».

Курс учения о трезвости начинался с первого же года обучения, учителя шли от простого к сложному. Пособия – «Листки трезвости для школьников» и «Зёрнышки Божьей нивы», стихотворения по теме. За пять лет существования школы учителя накопили и свой богатый опыт, который собирались обобщить «в издании специальной хрестоматии, отвечающей целям нашего курса».

Второй год обучения также посвящался разбору произведений на трезвенническую тему, а на третьем и четвёртом году обучения давались уже специальные знания, автор брошюры кратко перечислял изучаемые темы, разбитые на две большие группы: «I. Происхождение и свойства алкогольных изделий», с подразделами – вода и спирт, спирт в вине, производство виноградного вина, спирт в пиве, производство пива, свойства спирта и «II. Зло, вносимое алкоголем в мир», с отдельными темами: типы алкоголиков, семья алкоголиков, алкоголь как причина преступности и смертности, наследственная передача алкоголя, алкоголь как фактор вырождения, алкоголь и туберкулёз, алкоголь и самоубийство.

Свои знания и навыки воспитанники школы демонстрировали на Первом Всероссийском съезде по борьбе с пьянством (прошёл в декабре 1909 – январе 1910 года в Санкт-Петербурге), представив на обозрение делегатов съезда антиалкогольную выставку. Среди экспонатов – образцы уроков чистописания, арифметики, изложения и диктовки, в которых излагались мысли о вреде спиртного, а также поделки ребят: «Из столярной мастерской были выставлены следующие модели: здание Школы, улей рамочной системы, ученическая парта, табуретка и ножная скамейка (…) Из слесарно-механической мастерской были представлены: медные пряжки учеников для ремня и пресс в виде наковальни. Учащиеся в Школе девочки также выставили свои работы, модели, как то: две пары батистового дамского белья ручной работы, модели школьной формы ученика и ученицы и другие мелкие работы».

Хорошо забытое старое

Член Государственной Думы И.С. Клюжев на открытии выставки произнёс прочувствованную и пафосную речь. Пропуская пафос, процитируем его слова о том впечатлении, которое оставило его знакомство с детским творчеством: «Вы встали на тот правильный путь, который всего скорее и вернее может привести наше юношество, а через него и весь народ, к его истинному духовному просвещению, к его силе, мощи и благосостоянию. В этой своей Школе Вы (обращался к иеромонаху Павлу – В.В.), вдохнув в мягкие детские души, вместе с семенами трезвости, приносящими человеку физическое и духовное здоровье, также дух патриотизма и религиозно-нравственное чувство, подготовляете этим будущих честных, полезных и любящих свою родину граждан».

Заканчивалась речь утверждением: «Школа наша – прочный оплот против разрушительной силы», и как тут не вспомнить, что название нашего палаточного лагеря – «ОПЛОТ», аббревиатура – Областной палаточный лагерь общества трезвости.

Делегат съезда Е.А. Чебышева-Дмитриева, член экспертной комиссии, оставила как специалист-педагог свой отзыв о Школе: «В здании Школы помещается бесплатная библиотека Общества Трезвости, мастерская, небольшая часовня, где молятся учащиеся, а взрослые дают обет трезвости. Судя по выставленным работам и на основании впечатления, вынесенного при личном моём посещении Школы, педагогическая сторона поставлена основательно: дети производят наилучшее впечатление своей жизнерадостностью, приветливостью, вниманием и знаниями. Педагогический персонал, по-видимому, глубоко заинтересован своим делом и предан ему. Г-жи Павловы (Антонина и Маргарита) ведут обучение общеобразовательным предметам. Прекрасно поставлено преподавание пения; гимны трезвости, положенные на красивые, звучные мотивы, исполняются с большим одушевлением. Уроки Закона Божия даёт основатель Школы отец Павел и, соединяя их с уроками трезвости, производит на детей неотразимое впечатление увлечением и красноречием. Проповеди трезвости ведут и остальные учащие, приурочивая её к урокам русского языка, арифметики и пения».

Упомянутые гимны трезвости вызывают ассоциации с таким же вдохновенным исполнением скаутского гимна наших отрядов на торжествах открытия слётов, палаточных лагерей. В школе трезвости были свои «скауты», их именовали потешными семёновскими ротами, создали их как раз в 1910 году: «Командир Семёновского полка генерал-майор Е.Ф. Новицкий принял деятельное участие в организации потешных и по его распоряжению в Школу были командированы старшие унтер-офицеры инструктора, которые и взяли на себя обучение военному строю и гимнастике под непосредственном наблюдением капитана С.И. Назимова». Как и у наших скаутов, у потешных было своё знамя, и если скауты у нас соревнуются, кто больше завоюет нашивок на форме (за каждое умение, будь то кашеварство или освоение навыков первой медпомощи и т.п.), то потешные за свои достижения награждались специальными медалями – уменьшенной копией кокарды Семёновского полка. Правда, у потешных поле деятельности было обширнее, они, кроме ежедневных военных занятий, трудились «в опытном поле, в опытном огороде, в опытном саду, в пчельнике, на молочной ферме, птичьем дворе, на станции по улучшению скота крупного и мелкого, на метеорологической станции, по практическому применению в хозяйстве электричества, устройству телефонов и т.д.» (электричество и телефон для тех времён, как для наших скаутов занятия робототехникой – передовой фронт науки!).

«Скаут – друг природы!», – этот закон скаутской жизни вспомнился, когда в брошюре встретил раздел «Праздник древонасаждения». Воспитанники школы трезвости 10 мая приняли участие в празднике, под руководством студента лесного института А.А. Павлова, показавшего «приёмы посадки лесных деревьев», высадили еловые сеянцы, отпущенные им Лесным департаментом. А у нас на Соколовой горе – Аллея трезвости, и скаутские отряды ухаживают за своими «деревьями счастья» так же, как и столетие назад «дети в течение всего лета не покидали посаженных ёлочек и добросовестно ухаживали за ними».

А вот эта фраза из брошюры – «наша цель «спасать пьяниц и устраивать их жизнь так, чтобы подверженные алкоголизму получили среду, в которой им не приходилось бы сталкиваться с алкоголем» – по смыслу совпадает с неустанно повторяемой педагогами Саратовского общества трезвости и здоровья мыслью: мы создаём для наших детей трезвую среду обитания.

Выпускники школы трезвости становились учителями трезвости. Учителями трезвости становятся и наши скауты: проникшись ответственностью за будущее страны, они идут к своим сверстникам в школы и беседуют с ними, агитируя вставать в ряды борцов за трезвость прежде всего личным примером сохранения своей природной чистоты.

1910 год. До введения по воле народа сухого закона оставалось четыре года. Все города и сёла поддержали призыв императора Николая II не продавать и не потреблять на своих территориях ничего хмельного. Могучий порыв к трезвости готовили вот такие брошюры, как «Первая российская Сергиевская школа трезвости», как сотни трезвеннических газет и журналов. В те годы пресса играла такую же роль, как сегодня интернет с его социальными сетями. Наши скауты активно обсуждают в соцсетях свои проблемы, вовлекая в орбиту трезвеннических интересов сотни и тысячи ровесников. И не случайно статистика утверждает, что более сорока процентов молодых сегодня исповедуют абсолютную трезвость. А завтра? Надеемся, что выбор молодых приведёт к такому же успеху, как и усилия «учителей трезвости» начала ХХ века. Россия вернёт себе славу самой трезвой страны мира!

Владимир ВАРДУГИН

На снимках: учителя трезвости 19 сентября 1910 года и 1 марта 2022 года(Автор статьи выражает сердечную благодарность Маргарите Николаевне Шашкиной, главному архивисту Государственного архива Саратовской области, за возможность ознакомиться с брошюрой).